Турция обращается к османским традициям подготовки управленцев

В семинаре «Придворное образование вчера и сегодня», прошедшем в женском и семейном культурном центре муниципалитета стамбульского района Багджылар, приняли участие ученые профессор Ахмет Шимширгиль и доктор Джошкун Йылмаз, которые рассказали о значении традиций обучения в так называемом Эндеруне – придворной школе османского периода, воспитавшей некогда лидеров мирового масштаба.

Как сообщает турецкая Milliyet, в женском и семейном культурном центре района Багджылар в Стамбуле прошел семинар, посвященный традициям обучения в придворной школе Эндерун в прошлом и настоящем. В роли модератора выступил доктор Фарук Левент, а основными докладчиками были специалист по истории турецкого образования профессор доктор Ахмет Шимширгиль и глава управления по культуре и туризму Стамбула доктор Джошкун Йылмаз. Они рассказали слушателям о значении придворной школы, этапах обучения, способах развития талантов, использовавшихся учебных материалах и преподававшихся предметах.

Эндерун — это особая придворная школа, которая была настоящей кузницей управленческих кадров для Османской империи в период с середины XV по начало XIX века. Она получила свое название, потому что располагалась во внутренних покоях (Эндерун) султанского дворца Топкапы в Стамбуле.

Для обучения в этой школе набирали способных детей из христианских семей (система «девширме»), размещали их в турецких семьях, где они быстро обучались турецкому языку и основам исламской религии. На следующем этапе «чужеземных мальчиков» (аджеми оглан) селили в казармах Эдирне, где они проходили обучение и военную подготовку. Далее, уже будучи новобранцами (чыкма), они распределялись по военным частям, тогда как самые способные, которых зачастую отбирал лично султан, оставались  в Эндеруне и продолжали обучение.

Фарук Левент, Ахмет Шимширгиль, Джошкун Йылмаз / Источник фото: Milliyet

Фарук Левент, Ахмет Шимширгиль, Джошкун Йылмаз / Источник фото: Milliyet

Доктор Ахмет Шимширгиль в своем выступлении затронул следующие моменты: «Воспитанники османской придворной школы правили миром. Такая школа является крайне важной. Эти люди воспитывались не в виллах на берегу пролива. Это люди, которые находились в деревнях, в поместьях, в самых отдаленных уголках. В первую очередь, это было продиктовано военной необходимостью. Придворные школы представляли собой места, в которых после прохождения определенных ступеней готовили самых способных детей, отобранных в рамках системы «девширме». Этот набор был, несомненно, добровольным. Конечно же, никто не забирал ребенка без его согласия. Если ребенок был единственным в семье, его вообще нельзя было забирать, даже если родители отдавали его. Если детей было двое, можно было забрать одного. От сорока домов отбирался только один ребенок. Много детей не отбирали. У отобранных детей не должно было быть простительных причин, физических недостатков и знания турецкого языка. Османское общество было основано на взаимном доверии. Говорили, что мы забираем детей, чтобы воспитать их наилучшим образом и сделать их начальниками. Связь детей с их семьями не прерывалась».

«Детям давалось чувство идентичности. Они думали лишь об одном – как укрепить ислам и турецкую нацию. Только мы не смогли сохранить форму обучения придворных школ. Однако американцы уже сорок лет навязывают в этой стране моим детям свою идентичность, заставляя их идти на меня с танками и винтовками.  Переиначив созданную нами придворную школу на свой лад и модернизировав ее, они сумели направить ее против нас. Все произошедшее должно открыть нам глаза. Сегодня нет примеров подобных школ.  Нам следует лучше понимать ценность и значимость придворной школы Эндерун, находившейся в Багджылар. В том месте, где нет знания, воцаряется невежество, а невежды мертвы».

В свою очередь, доктор Джошкун Йылмаз сказал: «Эндерун не был простым образовательным учреждением, а представлял собой место, где давались и воплощались на практике фундаментальные знания… Среди его выпускников были деятели искусства и литераторы. Она практически участвовали в жизни. Если бы не Эндерун, не было бы десятков таких имен, как Мимар Синан».

Ближе к концу семинара из зала был задан вопрос: «Можно ли создать в наше время такую школу, как Эндерун?». Профессор Шимширгиль ответил: «Конечно, можно, но сложно создать такую, как Эндерун, потому что сегодня решения принимаются в парламенте, а не во дворце. К тому же, управленцев готовят на факультетах политических наук. Поэтому это будет сложно. Однако в рамках системы образования можно создать аналогичную систему образования, внеся в нее некоторые изменения».

Комментарии
  • Музыка в Османской империи: между Пифагором и суфийским неем | Исламосфера http://www.islamosfera.ru/2017/12/22/%d0%bc%d1%83%d0%b7%d1%8b%d0%ba%d0%b0-%d0%b2-%d0%be%d1%81%d0%bc%d0%b0%d0%bd%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b9-%d0%b8%d0%bc%d0%bf%d0%b5%d1%80%d0%b8%d0%b8-%d0%bc%d0%b5%d0%b6%d0Январь 17, 2018 в 21:30

    […] Конечно же, открытие особого элитного училища Эндерун, где наряду с другими предметами, так же преподавали и […]