Как ислам проник в Австралию?

Мало кто из австралийцев знает, что коренные народы страны и жители островов Торресова пролива имели регулярные контакты с мусульманами задолго до прибытия сюда христианских колонизаторов. И сегодня ислам продолжает осуществлять призыв к некоторым аборигенным народам Австралии, находя отклик в сердцах очень многих.


Австралию открыли мусульманские рыбаки из Индонезии

Историю проникновения ислама в Австралию могут поведать небольшие рисунки парусных лодок, которые высечены на красных скалах, расположенных на полуострове Арнем-Ленд в Северной Австралии. Эти традиционные индонезийские лодки известны как “прау” – именно на них прибыли мусульманские рыбаки из процветающего торгового города Макасар в поисках трепанга и морских огурцов. Когда они впервые появились в Северной Австралии, неизвестно. Некоторые историки говорят, что это случилось в 1750-е годы. Но радиоуглеродный анализ фигурок пчелиного воска, наложенных на пещерные картины, позволил предположить, что это было гораздо раньше – одна из фигур, по всей видимости, была сделана до 1664 года, возможно, еще в 1500-е годы.

Рыбаки из Макасара наведывались сюда ежегодно для сбора морских огурцов, имевших высокую цену из-за их важной роли в китайской медицине и кухне.

По словам антрополога Джона Брэдли из Университета Монаш в Мельбурне, для Австралии это был первый опыт международных отношений, и он был успешным. «Они торговали друг с другом. Торговля была честной, и не было никаких проблем на расовой почве», – говорит он.

Пещерный рисунок, изображающий индонезийскую лодку «прау» / Источник фото: Paul Tacon / BBC

Пещерный рисунок, изображающий индонезийскую лодку «прау» / Источник фото: Paul Tacon / BBC

Некоторые торговцы из Макасара остались в Австралии, переженились на аборигенках и оставили после себя долговечное религиозное и культурное наследие. Исламское вероучение не только оказало воздействие на пещерное искусство аборигенов, но и повлияло на их мифологию.

«Если вы отправитесь в северо-восточную часть Арнем-Ленда, то обнаружите следы ислама в песнях, в живописи, в танцах и в похоронных обрядах», – говорит Брэдли. «Совершенно очевидно, них есть заимствованные элементы. Лингвистический анализ также показывает, что среди этих заимствований есть определенные молитвенные формулы, обращенные к Аллаху».

В качестве примера можно привести фигурку под названием «валита-валита», которой поклоняется племя йолнгу, живущее на острове Элчо на северном побережье Арнем-Ленда. Название происходит от арабского выражения «Аллах Та’ала», означающего «Бог Всевышний». Фигурка “валита-валита” тесно связана с похоронными обрядами, которые могут включать в себя другие исламские элементы, такие как обращение лица на запад во время молитвы – примерное направление Мекки – и ритуальные поклоны, напоминающие мусульманский “суджуд”.

Торговля жителей Макасара с аборигенами и населением островов Торресова пролива прекратилась в 1906 по причине тяжелого налогообложения и государственной политики, которая ограничивала торговлю людей с иным цветом кожи, кроме белого. Столетие спустя общины аборигенов Северной Австралии чтят общую историю с торговцами из Макасара, вспоминая ее как период взаимного доверия и уважения.

 

Рыболов демонстрирует два вида морских огурцов с побережья Макасара (Индонезия) / Источник фото: Джанак Роджерс / BBC

Рыболов демонстрирует два вида морских огурцов с побережья Макасара (Индонезия) / Источник фото: Джанак Роджерс / BBC

Малайские рабочие и афганские погонщики верблюдов

Это был не единственный контакт между мусульманами и коренными народами Австралии. На рубеже XIX-XX веков в Австралию стали приезжать малайцы из Юго-Восточной Азии для работы в качестве наемных рабочих на предприятиях жемчужной промышленности города Брума, на северо-западном побережье Австралии. Подобно жителям Макасара, малайцы вступали в брак с представителями местных коренных народов и привнесли в этот регион исламскую религиозную и культурную практику. Это взаимодействие сегодня прослеживается во многих семьях в Северной Австралии, в которых можно встретить людей с именами Дула (от Абдаллах), Хассан и Хан.

В тихом пригороде города Алис-Спрингс с 26 тысячным населением в самом центре Австралии находится казалось бы маловероятное для здешних мест здание – мечеть. Ее минарет возвышается на фоне красноватых скал хребта Мак-Доннелл.

Ее называют «афганской мечетью», и этому есть объяснение. Между 1860 и 1930 гг. в Австралию прибыли почти 4000 погонщиков вместе со своими верблюдами. Многие из них были из Афганистана, но часть также из Индии и современного Пакистана.

Картина 1898 года, на которой аборигены указывают путь туристам / Источник фото: Getty Images

Картина 1898 года, на которой аборигены указывают путь туристам / Источник фото: Getty Images

Они сыграли ключевую роль в освоении пустынных земель и помогли создать в этом регионе инфраструктуру, например, наземную телеграфную линию и железнодорожный путь по маршруту Гана, которые функционируют и сегодня, пересекая австралийскую пустыню с севера на юг. Названием поезд «Ган» (от Afghan – афганец) обязан как раз тем самым афганцам, о чем сообщает логотип поезда в виде погонщика на верблюде.

Вдали от своего дома афганские погонщики построили импровизированные мечети по всей центральной Австралии, и многие из них породнились с представителями коренных народов.

Необходимость в афганских погонщиках исчезает в 1930-х годах, когда повсеместно внедряются моторизованные транспортные средства. Сегодня афганская мечеть в Алис-Спрингс в основном заполнена иммигрантами первого поколения из Индии, Пакистана и Афганистана.

Железнодорожный путь «Ган», проложенный из Дарвина в Аделаиду / Источник фото: Getty Images

Железнодорожный путь «Ган», проложенный из Дарвина в Аделаиду / Источник фото: Getty Images

Аборигены принимают ислам в поисках своей подлинной культуры

Вместе с тем, сегодня все большее число аборигенов принимает ислам. Согласно переписи, проведенной в Австралии в 2011 году, 1140 человек идентифицируют себя как аборигенных мусульман. Это менее 1% аборигенов страны.

Вероятно самым известным на сегодняшний день аборигеном, принявшим ислам, является Энтони Мандайн, бывший двукратный чемпион мира по боксу. Он черпает вдохновение у известного афроамериканского исламского духовного лидера Малкольма Икса, бывшего в свое время одним из лидеров организации «Нация ислама».

Ислам для некоторых современных аборигенов является продолжением своих аборигенных культурных связей, тогда как христианство ассоциируется ими с европейским колониализмом. Как говорит местный мусульманин Джастин Агале, «Ислам, и в особенности суфийская традиция, имеют четкие представления о фитре и таухиде, то есть о том, что природа каждого человека является частью большего целого и что мы должны жить в гармонии с природой».

Чувство совместимости аборигенов с исламским вероучением не является чем-то необычным, – говорит Пета Стивенсон, социолог из Университета Виктория. К числу общих практик относятся обрезание мужчин, заключенные или обещанные браки, полигамия, а также аналогичные культурные установки, например, уважение к земле и к старшим.

Энтони Мандайн / Источник фото: Getty Images

Энтони Мандайн / Источник фото: Getty Images

«Многие аборигены, с которыми я разговаривал, объясняя эти культурные связи, часто цитировали известное исламское утверждение о том, что к людям были отправлены 124 тысячи пророков», – говорит Стивенсон. «Они утверждали, что некоторые из этих пророков, должно быть, посетили общины аборигенов и распространил среди них свое знание».

Однако для некоторых аборигенов обращение к исламу не представляет преемственности, а является новым явлением. Мухаммед (не настоящее имя) когда-то был бездомным и алкоголиком, но исламские положения, такие как регулярная молитва, самоуважение, неприятие алкоголя, наркотиков и азартных игр, помогли ему побороть свои пагубные пристрастия. Он ни разу не пил на протяжении последних шести лет и имеет стабильную работу.

«Когда я познакомился с Исламом, я впервые в жизни почувствовал себя человеком», – говорит он. «До этого я не был полноценным человеком».

Мохаммед отвергает критику, высказанную в его адрес некоторыми аборигенами, что он отвернулся от традиционного образа жизни аборигенов. Он считает, что культура аборигенов была разрушена колониализмом.

«Где моя культура?» – спрашивает он. «Она была отрезана от меня два поколения назад. Одна из самых привлекательных вещей, которые я нашел в исламе – это то, что он является чем-то цельным и неразрывным».

Мусульманское кладбище в Алис-Спрингс / Источник фото: Джанак Роджерс / BBC

Мусульманское кладбище в Алис-Спрингс / Источник фото: Джанак Роджерс / BBC

Джанак Роджерс / BBC

Комментарии