Британская блогерша рассказывает о том, почему она решила создать передачу о мусульманках

Общество так занято вещанием от имени этого замалчиваемого меньшинства, что отказывает им в предоставлении реальной площадки, на которой оно могло бы выразить свою точку зрения, – пишет Мехрин Бейг, 28-летний блогер и медиаперсона мусульманского происхождения из Великобритании, которая принимала участие в телевизионном реалити-шоу о мусульманах, а теперь снимает документальный фильм о мусульманских женщинах для Би-Би-Си.


Я – мусульманка с пакистанскими корнями, живущая в Великобритании, что означает, что одна часть общества утверждает, что моя религия меня сковывает разными ограничениями, а другая половина считает, что я недостаточно религиозна.

Многие нынешние молодые мусульманки, выросшие в Великобритании – это дочери мигрантов первого поколения. Как и я, эти женщины воспитываются в семьях, где культура насаждается еще сильнее, чем в их родной стране, так как эти люди боятся ассимиляции и потери идентичности. В результате, мусульманские женщины в Великобритании, пожалуй, испытывают более строгие ограничения, чем мусульманки в большинстве мусульманских стран. Они разрываются между необходимостью соответствовать ожиданиям их семей и обретением собственной индивидуальной идентичности.

Сразу же после событий 11 сентября Ислам стал восприниматься в Великобритании иначе. По известным причинам мусульмане внезапно оказались в центре внимания, а их повседневная жизнь была тщательно изучена. Пока мужчины-мусульмане все больше воспринимались как злодеи, мусульманки по умолчанию становились новыми жертвами – и в последующие годы я поняла, что мусульманские девушки нуждаются в положительных образцах для подражания больше, чем когда-либо.

Ощущение личной ответственности перед этой проблемой, возникшей в результате внезапного изменения в восприятии Ислама, побудило меня больше узнать о роли женщин в моей религии. Постепенно я поняла, что моя вера больше не является личным делом. Наоборот, мой выбор того, как говорить о моей религии и мое поведение, либо соответствовали бы существующим стереотипам, либо бросали им вызов. Я либо осталась бы в поезде, в который сел мусульманин, либо слезла с него вместе с другими пассажирами.

Примерно в это время у меня появилась возможность принять участие в документальной программе на канале BBC «Мусульмане – такие же, как и мы». В конечном счете это шоу получило название «Мусульманский старший брат», так как, согласно его идее, в одном доме вместе живут 10 незнакомцев, но вместо того, чтобы спорить о том, кто должен приготовить завтрак, на протяжении 10 дней они обсуждают ключевые вопросы, касающиеся исламских ценностей, с намерением подчеркнуть тот факт, что мусульмане не являются единым сообществом.

Источник фото: thesun.co.uk

Изначально я скептически отнеслась к этой программе и отвергла предложение об участии. Я никогда не считала себя «представительницей мусульман» и боялась той реакции, с которой столкнулась бы в результате. Когда я поделилась этими страхами со своим отцом, он лишь ответил: «Я не воспитывал тебя, чтобы ты была слабой, и я не воспитывал тебя, чтобы ты была глупой. Просто будь собой, и все будет хорошо». Он посоветовал мне взглянуть на это шоу как на возможность донести свою точку зрения до как можно большей аудитории и противодействовать неверным представлениям об Исламе. В конце концов, я приняла предложение.

На шоу представлены современные мусульманки Британии, которые сильно отличаются друг от друга: некоторые отказались от участия в караоке-вечеринке, другие отказались молиться в традиционной исламской манере. Интересно, что отклик как на «либеральных», так и на «консервативных» женщин был одинаково осуждающим: женщин, которые, как и я, решили не покрываться, осуждали и критиковали внутри самой мусульманской общины за недостаточную религиозность, а мусульманок, которые проявили явную религиозность, осуждали и упрекали уже немусульмане за их покорность. Хотя отклик, который я получила, был преимущественно положительным, тем не менее в социальных сетях мне каждый день советовали, что для того, чтобы представлять мусульманок на Западе, я должна удалить лак со своих ногтей и покрыть голову. На это я просто отвечала словами моей матери: «Сначала хиджаб нужно поместить в свое сердце, и только затем следует надевать хиджаб на голову».

После того как шоу приобрело значительный интерес, я начала работать над документальным фильмом для BBC «Ислам, женщины и я», который был показан недавно. Главным вопросом, который лежал в основе фильма, был вопрос, можно ли быть сильной, независимой женщиной и хорошей мусульманкой. Мусульманки, несомненно, являются самой обсуждаемой группой в мире. Кажется, что общество так занято вещанием от имени этого молчаливого и якобы угнетаемого меньшинства, что оно отказывается предоставить ему реальную площадку, где мусульманки могли бы говорить от своего имени. Именно поэтому этот фильм имел такое важное значение.

Самая первая встреча у меня была с молодой женщиной, которая решила окончательно выйти из Ислама. Она сказала мне, что в Исламе не чувствовала равенства между полами. Таким образом, она отреклась от своей религии, чтобы ее голос был услышан или, как она выразилась, «не рассеялся в воздухе». Хотя этот разговор был довольно трудным, он был направлен на более широкое понимание женщин, которые подвергались притеснениям в мусульманской общине Британии. Он также вооружил меня вопросами, на которые я хотела дать ответ в ходе последующего исследования этой проблемы. Мне необходимо было встретиться с женщинами, которые считали, что Ислам по своей сути является женоненавистнической религией, а также с женщинами, которые обрели благодаря Исламу свободу, и попытаться понять, почему существует такая дихотомия.

Источник фото: BBC

Это побудило меня поговорить с группой чернокожих мусульманок. Встреча прошла за ужином, который был организован в честь «Месяца черной истории» [месячник памятных мероприятий, посвященных борьбе общества с расизмом, рабством, предрассудками и бедностью, который в Великобритании традиционно отмечается в октябре – Исламосфера]. На встрече одна молодая женщина в очень эмоциональной манере рассказала, почему она носит хиджаб: «Что бы не велел делать мне мой Бог, он дает мне право выбора. Я ношу хиджаб из любви к Нему. Это моя идентичность, и она принадлежит мне». Разговоры с ними, а также с мусульманкой Яссмин Абдель-Магид, самопровозглашенной активисткой феминистского движения, позволили мне понять, что британские мусульманки ограничены не религией, а культурой.

Я надеялась, что после того как начнется трансляция шоу, мусульманская община задумается над тем, почему патриархальные аспекты Ислама выпячиваются в ущерб более фундаментальным ценностям равенства. Что касается немусульман, я надеялась, что благодаря шоу они поймут, что есть тысячи мусульманок, которые любят свою веру и являются динамичными, сильными, амбициозными, довольными и уверенными феминистками, которые уже устали ежедневно изо дня в день защищать себя и свою религию.

В конечном счете, британские мусульманки должны повернуться к истории, которая в настоящее время пишется для них – они должны иметь возможность читать, задавать вопросы, оспаривать и делать осознанный выбор. Только, когда мы узнаем о наших правах, мы сможем воспользоваться ими, и только в таком случае для будущих поколений молодых мусульманских девушек на Западе настанут лучшие времена.

Мехрин Бейг / www.thenational.ae

 

Комментарии