Абдрахман Джами – учёный, богослов, поэт и суфий

Родился великий учёный в 1414 году в местечке Джам провинции Хорасан. Позже его отцу предложили должность преподавателя в медресе Низамия в Герате, где и стал учиться Джами. Чтобы продолжить образование он отправился в Самарканд, который во времена Улугбека был центром науки и культуры. Абдрахман добился больших успехов в астрономии и математике, его знаниями был поражён даже знаменитый астроном Али Кушчу.


Расцвет творчества Абдрахмана Джами пришёлся на правление Хусейна Байкары, который оказывал учёному всяческое покровительство. Так как он уже при жизни пользовался большим авторитетом как ученый и поэт не только в Мавераннахре и Хорасане, но практически во всем исламском мире от Индии до Балкан, свое уважение и почтение ему спешили показать многие правители. Так, когда Джами возвращался из хаджа, турецкий султан Мехмед Завоеватель пригласил его в Стамбул и отправил ему в подарок 5000 золотых. Баязид II, сын султана Мехмеда, вел переписку с Джами. Абдрахман Джами дружил с такими видными политиками своего времени, как Алишер Навои и Амир Шайх Ахмад, который писал стихи под псевдонимом Сухайли. Они считали Джами своим учителем.

Хусейн Байкара – правитель и покровитель искусств.

Народ, уважая и почитая Абдрахмана Джами, наградил его прозвищем Молла – учёный человек. Поэтому в исламском мире он известен под именем Молла Джами.

Иллюстрация из Джами (1553 г.) / Источник: ru.wikipedia.org

Молла Джами еще в молодости вступил в тарикат накшбандия. Его учителем был Сад ад-Дин Аттар, цепь преемственности которого через Низам ад-Дина Хамуша и Ала ад-Дина Аттара восходит к Баха ад-Дину Накшбанди. Сад ад-Дин Аттар даже дал своему ученику иджаза (разрешение) заниматься наставничеством, но Абдрахман Джами предпочел преподавать в медресе. Кроме того, он поддерживал связи с такими прославленными суфиями той эпохи, как Мухаммад Парса и Убайдуллах Ахрар.

Как Алишер Навои сделал тюрки языком поэзии.

В 1474 году учёный обосновался в Герате, где султан Хусейн Байкара построил для него медресе. Молла Джами преподавал здесь арабский язык и литературу, а также тафсир (толкование Корана) и хадисоведение.

Скончался Абдрахман Джами в 1492 году, на его погребальном (джаназа) намазе присутствовали все самые уважаемые жители Герата, включая Хусейна Байкара и Алишера Навои. Последний посвятил Джами траурную оду – марсия.

Памятник Алишеру Навои и Абдрахману Джами в Самарканде (Узбекистан) / Источник: ca-irnews.com

Из наследия Моллы Джами, в первую очередь, отмечают его поэтические произведения, которые считаются завершающими классический период персидской поэзии. Его поэтическое творчество основывается на тасаввуфе. Именно с этой точки зрения следует оценивать его маснави, газели, рубаи, кыт’а т.п. Крупнейшим поэтическим произведением Джами является «Семь престолов» – цикл поэм из семи частей. Он успешно совмещал богословие и поэзию – его перу принадлежит «Хадис арбаин», или «Чихл хадис», – стихотворный перевод на персидский язык 40 хадисов, а также «Рисаля-и тарджама-и калимат-и кудсиййа», стихотворный перевод высказываний Али ибн Абу Талиба (р.а.).

Надира, Махзуна, Увайси – классический поэтессы Кокандского ханства.

Самым известным из прозаических произведений Джами является «Нафахатуль-унс» – жизнеописание суфийских святых, причём как мужчин, так и женщин. Также он составил краткое изложение «Гемм мудрости» Ибн Араби, а позже – комментарии к этому труду. Его «Тафсируль-Куран» представляет собой толкование Корана, начиная от суры «аль-Фатиха» до 23-го аята суры «аль-Бакара». Как ясно из вступления к этой книге, Джами собирался создать полный тафсир, но не смог завершить эту работу. Перу учёного принадлежит ещё множество трудов по тасаввуфу, комментариям к хадисам, а также трактат по музыке. Грамматика арабского языка на персидском языке «Китаб-и сарф», составленная Джами, использовалась в качестве учебников в медресе. Многие его труды, главным образом, поэтические, были переведен на разные языки мира.

Из поэмы «Саламан и Абсаль»

РАССКАЗ О ЧЕЛОВЕКЕ, ПОПРОСИВШЕМ

У ОДНОГО ВЕЛИКОГО МУДРЕЦА ПОМОЩИ

В РОЖДЕНИИ СЫНА И СНОВА

ОБРАТИВШЕМСЯ К ТОМУ ЖЕ СТАРЦУ

ЗА ПОМОЩЬЮ ИЗ-ЗА ЗЛА, ДОСТАВЛЯЕМОГО

СЫНОМ

Был опечален некий человек,

Что без потомства доживал свой век.

И он к святому старцу обратился:

«Ты за меня молись, чтоб сын родился!

Моей взращенный глиной и водой,

Меня утешит тополь молодой.

Сказать ясней — увижу благодать я

В тот день, как первенца приму в объятья».

Так долго он тревожил мудреца,

Что молвит тот: «Не искушай Творца!

Во всех делах один Он только знает,

Где зло тебя, где благо ожидает».

А тот: «Я раб желанья моего!

Молитвой же добьешься ты всего.

Так не лишай меня расположенья,

Проси осуществленья и свершенья!»

Шейх отошел и на молитву стал,

Воздел персты — и в цель стрелой попал.

Сын старику, как царский конь в отгоне,

Был пойман им в степи потусторонней.

Сын родился… И стал, когда подрос,

Причиной огорчения и слез.

И день, и ночь с друзьями пировал он,

В бесчинствах диких удержу не знал он.

На крышу рядом влез однажды в ночь

И у соседа обесчестил дочь.

Муж дочери бежал — в стыде, в обиде,—

Кинжал в руках у пьяницы увидя.

Явились стражи, услыхавши крик,

Но откупился золотом старик.

Бесчестье сына вскоре повсеместно

Всем людям стало в городе известно.

Он на увещевания плевал,

На стыд и наказания плевал.

Отец же, откупаясь, разорился.

Отчаялся и к старцу вновь явился.

Сказал: «Коль не поможешь мне в беде.

Защитника я не найду нигде!

Ты помолись еще, о старец славный,

Чтоб образумился мой сын злонравный!»

А шейх: «Ты помнишь — я тебе внушал.

Чтоб ты Творца мольбой не искушал?

Моли прощенья на стезе юдольной!

И этого для двух миров довольно.

А там, куда уйдешь из сей страны.

Там, друг, ни сын ни дочка не нужны.

Ты здесь в тисках, ты раб. Не сетуй вздорно,

Что б ни случилось, принимай покорно».

Исламосфера

Комментарии