«Баба Азиз» – ориентализм или классический суфизм?

«Пустынная трилогия» тунисского режиссера Насера Хемира, состоящая из фильмов “Странники пустыни” (1986), “Потерянное ожерелье голубки” (1991) и “Баба Азиз” (2005), в целом, встретила положительный отклик в мусульманском мире. Вместе с этим последний фильм трилогии «Баба Азиз» критиковали за то, что его основой выступает ориентализм, пишет Сердар Арслан.


Энвер Гюльшан в своей книге «Кинематограф истины» (Hakikat Sinemasi), пишет, что собрание с плясками и музыкой в конце фильма, куда на протяжении всего сюжета стремятся попасть герои, отрывает его от концовки – смерти Бабы Азиза – и снижает накал. Критик пишет, что согласно его ожиданиям, собрание должно было стать изображением последней стоянки, которую, в своей сути, могут достичь дервиши. Данная сцена придает фильму экзотику, и эта экзотика упрощает фильм. Энвер Гюльшан оценивает это как попытку заигрывания с Западом.

Мусульманский Восток в творчестве западных художников: романтика и ориенталистские стереотипы.

Ибрахим Саки в своей статье на сайте sinemazingo.com, выражает свое несогласие с критикой фильма, как основанного на ориентализме. Он разделяет понятия селф-ориентализм и ориентализм. Ориентализм, как пишет он – это взгляд Запада на Восток с западной точки зрения. А селф-ориентализм – это взгляд Востока на Восток, т.е. на самого себя с западной точки зрения. Фильм «Баба Азиз» он относит именно к селф-ориентализму.

Источник: twitter.com

Ибрахим Саки в своей рецензии касается и восприятия ислама, изменившегося после событий 11 сентября. Он выделяет два типа восприятия: радикальный и толерантный. Радикальный отличается нетерпимостью и склонностью к насилию, а толерантный демонстрирует терпимость ко всем. По словам Саки, оба этих типа не отражают истину. И если фильм «Баба Азиз» подвергается критике как основанный на селф-оринетализме, то причина этого заключается в его принадлежности к толерантному течению в исламе. Вместе с этим, сам Ибрахим Саки заявляет, что толерантный подход ему импонирует больше радикального.

Шеб-и Арус в Конье: празднование смерти как воссоединения с Творцом.

Если Энвер Гюльшен подвергает критике заключительные сцены фильма с танцами и музыкой на собрании дервишей, то Ибрахим Саки считает эту сцену изображением Рая. Но, как мы знаем из фильма, Баба Азиз не дошел до этого собрания, т.е. получается, он не попал в Рай. Саки считает, что режиссер, создавая такой финал, руководствовался пониманием, отраженным в стихах Юнуса Эмре:

gidiyorum bu* on Twitter:

Источник: twitter.com

Что такое этот Рай?

Несколько дворцов, несколько гурий.

Дай их тем, кто желает.

А мне нужен Ты, только Ты.

«Ты» здесь Аллах. То есть Баба Азиз не желает удовольствий Рая, а желает того, что он называет «воссоединением с вечностью», с Всевышним. Таким образом, это чистый классический суфизм, как его трактуют суфийские авторитеты.

Гюль Баба: таинственный дервиш, похороненный в Будапеште.

На наш взгляд, и подход Энвера Гюльшена, и Ибрахима Саки вносят свой вклад в понимание этого неординарного фильма.

Исламосфера

Комментарии