Что значит быть мусульманином в Новой Зеландии в 2019 году?

Фейсал Халаби – араб, мусульманин и новозеландец – объясняет, что все эти составляющие его идентичности значат для него.


Я сижу в своей лондонской квартире и думаю о расстоянии между мной и Новой Зеландией. Это чуть больше 18 000 км.

Я также думаю о дистанциях между моими разными идентичностями, которые пребывали в полном балансе, когда я рос в Новой Зеландии. Я был арабом, мусульманином и новозеландцем. Мне интересно, что произойдет с Новой Зеландией и с расстояниями между этими идентичностями – в частности, между новозеландцем и мусульманином – после нападений на мечети “Ан-Нур” и “Линвуд” в Крайстчерче.

Что значит быть мусульманином в Новой Зеландии? Чтобы ответить на этот вопрос, важно изложить принципы Ислама и то, как они воплощаются в повседневной жизни мусульман. Ислам основывается на пяти столпах: свидетельство веры, молитва, паломничество, пост и милосердие. Последние два столпа отражают ключевые исламские ценности. Священный месяц Рамадан, в котором мусульмане постятся от восхода до заката, основан на предпосылке, что это позволяет каждому мусульманину сопереживать тем, кто менее удачлив. Это включает в себя сочувствие к бедным, инвалидам и пострадавшим от войны. Закят – благотворительность – связан с понятиями жертвенности и эгоизма. Термин “закят” буквально переводится как “очищать”: идея заключается в том, что в милосердии человек избавляется от жадности.

“За гранью священного”: голоса исламской идентичности в США.

Источник: Getty Images

Эти два столпа отражают основные ценности сопереживания и смирения, которые лежат в основе Ислама. Свидетельство веры, практика ежедневной молитвы и паломничество (путешествие в Мекку, которое каждый мусульманин должен совершить хотя бы раз в жизни) – все это действия, направленные на реализацию этих основных ценностей на практике. Понимание этих основ и соответствующих им ценностей закладывает основу для дискуссии о том, что значит быть мусульманином в Новой Зеландии (или любом другом месте). Чаще всего разговоры о мусульманских общинах сопровождаются неловким молчанием о реальном понимании ислама.

Мусульманские общины в Новой Зеландии часто находились в неловком положении, когда их с одной стороны приветствовали, а с другой абсолютно не понимали. В детстве, когда я рос в пригороде Окленда, меня часто спрашивали, какое мясо я не могу есть, обрезан ли я, и даже верю я или не верю в то, что Иисус был Сыном Божьим? Несмотря на риск стать чужаком, я также регулярно наблюдал и принимал участие в сближении мусульманских общин с новозеландской культурой с помощью основных исламских ценностей: любви, сопереживания и смирения. Это объясняет то, почему моя мать приносила огромные кебабы на мои обеды в начальной школе, которыми она кормила две дюжины детей пакеха (жители Новой Зеландии европейского происхождения – Исламосфера).

Со временем, будучи мусульманами в Новой Зеландии, мы стали органичной частью большого лоскутного одеяла, которое представляет собой культуру Новой Зеландии. Эта органичная ассимиляция в значительной степени объясняется применением основных ценностей Ислама и восприимчивостью к ним Новой Зеландии. Новая Зеландия дополнила мое воспитание, включив в него свои собственные ценности: поощрение разнообразия, принятие другого и поощрение дебатов.

После терактов 11 сентября мусульманские общины перестали быть непонятными и стали внушать страх. В начале 2002 года, когда я учился в восьмом классе, директор школы посоветовал одной матери сменить имя своего сына, которого звали Усама. Мы стали стереотипными как полная противоположность основным ценностям, которые мы практикуем. В результате мусульманские общины приобрели недоверие к непрошеному вмешательству в их обычно открытую жизнь. Стереотипы оформились. Тем не менее, в те годы я снова и снова наблюдал, как мусульманская община двигается вперед, всегда руководствуясь пятью столпами. Но по мере того, как стереотипы росли, где-то на этом пути образовалась небольшая, но очень реальная дистанция между идентичностями новозеландца и мусульманина.

Уйгурские беженцы в Турции пытаются сохранить свою идентичность.

Источник: Getty Images

Почти два десятилетия спустя мы сталкиваемся с болезненным побочным продуктом страха и ксенофобии: правым экстремизмом. Что значит быть мусульманином в Новой Зеландии в эпоху правого экстремизма? Это не просто быть объектом исламофобских шуток. Это убийство 50-ти человек в Крайстчерче среди бела дня. Учитывая, что подобные нападения происходили в последние в годы в США, Великобритании и Канаде, мы должны осудить и решить проблему насилия. Срочно.

“Быть матерью мусульманина”: в Индии вышла книга об исламофобии.

Было много дискуссий по поводу того, что нападения в Крайстчерче являются просто примерами более глубокого расизма в Новой Зеландии, которые вызревали под маской принятия или амбивалентности. Этот разговор является актуальным, но стоит в стороне от разговора о месте мусульманских общин в Новой Зеландии. Вопрос, который сейчас стоит в центре нашего внимания, заключается в том, как предотвратить насилие в отношении мусульманской общины и любой другой общины, которая может подвергнуться насилию со стороны экстремистов. Ответ начинается с признания того, что расстояние между идентичностями несколько больше, чем мы думаем, и оно может стать еще большим, пока мы не поймем, что нужно что-то менять. Он начинается с понимания того, как мы пришли к этому, и с обдумывания наших следующих шагов, прежде чем мы их сделаем. Он начинается с того, что мы должны быть ближе друг к другу, как физически, так и эмоционально.

Я сижу в своей лондонской квартире и печатаю эти слова, потому что никогда не хочу забыть то, что чувствую сегодня. Я хочу, чтобы мусульмане в Новой Зеландии знали о любви и солидарности, которые предлагает Новая Зеландия, и я хочу, чтобы Новая Зеландия знала, что мусульманская община имеет больше общего с Новой Зеландией, чем она представляет. В такой небольшой стране, как наша, между нами не должна быть слишком большая дистанция.

Исламосфера

Комментарии