Елизаветинская Англия и исламский мир: от политических союзов до произведений Шекспира

Первые сведения об Исламе проникли в Англию во время Крестовых походов, но что нам известно о контактах Англии в эпоху правления королевы Елизаветы с исламским миром? Взаимоотношения Елизаветинской Англии и исламского мира – от торговых инициатив до внешней политики – в исследовании историка Джерри Броттона.


Англичанин XV и XVI веков жил в своем узком мирке, как правило за всю свою жизнь ни разу не выезжая за пределы своей деревни или города. Все сколь бы то ни было серьезные политические события того времени, как например отлучение короля Генриха VIII от католической церкви в 1533 году, мало влияли на повседневную жизнь в стране.

Такая точка зрения преобладала до недавнего времени. Но последние исторические исследования начали предлагать гораздо более сложную историю отношений Англии с остальным миром, в частности интересны ее отношения с исламским миром. Есть широко распространенная точка зрения, что англо-исламские отношения начинаются с большой иммиграции в Англию мусульманских общин из Южной Азии с 1950-х годов, но это только один из аспектов гораздо более длинной и сложной истории.

Первые сведения об Исламе появились в Англии в XI веке вместе с Крестовыми походами. Восприятие мусульман и их веры было предсказуемо запутанным и в целом враждебным. Ранние христианские комментаторы считали Ислам либо языческой религией, либо еретической верой, возникшей из раннего иудейско-христианского богословия. Пирс Уильям Ленгленд в произведении «Петр Пахарь» (1370-86) следуя ошибочным убеждениям описал Пророка Мухаммада как «христианина», а Чосер в «Кентерберийских рассказах» (1387-1400) писал о «странном народе» Сирии.

С появлением Османской империи в качестве глобальной силы после падения Константинополя в 1453 году, Тюдоры осознали, что Ислам был не только угрозой христианству, но и потенциальным союзником. Не случайно Генрих VIII появлялся на придворных мероприятиях, одетый в турецкие шелковые и бархатные одежды, и после отлучения от католицизма планировал присоединиться к франко-османскому союзу.

Но Союз Генриха с Османами не увенчался успехом, в первую очередь из-за внутренних проблем в королевстве, а также потому, что турки считали англичан второстепенными игроками в геополитической картине того времени.

Картинки по запросу queen elizabeth i

Торговля на шелковом пути

В частном порядке английские торговцы спокойно торговали с государствами Варварского берега [североафриканские государства, в которых было развито поддерживаемое государством пиратство – Исламосфера]. Это противоречило папским указам, запрещавшим христианам торговать с мусульманами под страхом отлучения от церкви.

Елизавета I вступила на престол в 1558 году, а в 1570 году была отлучена от церкви папой Пием V. В результате Елизавета для противодействия католической Европе стремилась укрепить связи не только с государствами Варварского берега, но также с Османской и Сефевидской империями.

Большую роль в установлении прочных торговых отношений с Османской империей сыграл английский торговец текстилем по имени Энтони Дженкинсон. Благодаря встрече с султаном Сулейманом Великолепным ему удалось получить коммерческие привилегии для англичан, которые могли свободно торговать на османских землях. Позже для установления торговых связей Дженкинсон был отправлен в Сефевидский Иран.

Англо-cефевидская торговля окончилась неудачей. В итоге в конце 1570-х годов Елизавета I сосредоточилась на торговле с североафриканскими государствами и Османской империей.

В 1579 Константинополь был послан купец Уильям Харборн. В результате его деятельности англичанам удалось наладить контрабандную торговлю с Османской империей. Англия отправляла ей металл, переплавленный с демонтированных крыш и колоколов католических церквей, а взамен получала золото, причем практически в сопоставимом весе. Турки использовали металл для производства боеприпасов для войны с испанцами. Таким образом Англия в лице Османской Турции получила не только торгового партнера, но и потенциального союзника в войне с Испанией.

Картинки по запросу sultan murad iii

Османский султан Мурад III

Политико-религиозные союзы

Королева Елизавета написала несколько дружественных писем султану Мураду III, предлагая ему заключить анти-испанский политико-религиозный союз. В одном из них она назвала себя «самым непобедимым и могущественным защитником христианской веры от всякого рода идолопоклонства, от всего, что живет среди христиан, и ложно исповедует имя Христа». Елизавета, конечно же, имела в виду католиков. В письме Елизавета называла Мурада «самым могущественным правителем турецкого королевства, единственного суверенного монарха Восточной Империи».

Переписка королевы Елизаветы и султана Мурада продолжалась в течение 1580-х гг. После смерти Мурада его мать продолжала переписку с Елизаветой, и они даже обменивались различными подарками, Елизавета подарила ей карету и часовой механизм.

В свою очередь, Уильяму Харборну удалось добиться от Османской империи подписания «капитуляций», которые действовали до 1923 года. Капитуляции позволили английским купцам свободно торговать во всех османских владениях, предоставляя им льготные ставки таможенных пошлин, а также защищая любого англичанина, подвергшегося нападению католиков или мусульман. Кроме того, Харборн с помощью интриг смог разрушить турецко-испанское мирное соглашение, заключенное ранее.

Наряду с торговлей с османами, Елизавета продолжала поддерживать торговлю с берберским правителем Ахмадом аль-Мансуром. В 1585 она поддержала создание компании Barbary для торговли с Марокко. Как и в союзе с османами, она сделала упор на общие религиозные интересы и противодействие испанской католической агрессии. Марокко отправляло Англии золото и сахар, а в обмен получало английскую ткань, а главное металл и селитру, которые использовались для изготовления пороха.

Торговля Англии с Турцией, Марокко и Персией трансформировала внутреннюю экономику Елизаветинской Англии, от того, что люди ели, к тому, что они носили – и даже тому, что они говорили. Сахар, шелк и специи, персидские и османские ковры прочно вошли в быт английского дворца. Также в английский лексикон в результате англо-исламской торговли вошли многие слова, среди которых «сахар», «конфета», «малиновый», «бирюза», «тюльпан» и даже «ноль».

Похожее изображение

Отелло и Дездемона / Источник: artspecialday.com

Союзы находят отражение на сцене

Союзы с османами и берберами нашли отражение на театральной сцене. Между 1579 и 1624 годами были поставлены 62 пьесы, которые были посвящены исламским персонажам и темам. Некоторые из них имели больше влияние: пьесы Кристофера Марло «Тамерлан» (1587-88), в одной из сцен которой на сцене сжигался Коран; «Мальтийские еврей» (1589); пьеса Томаса Кида «Испанская трагедия» (1587); пьеса Джорджа Пила «Битва при Альказаре» (1589). Данное явление достигло своего апогея в 1590-е годы, когда было поставлено более 20 пьес с участием турок или мавров. Это было десятилетие, в котором Шекспир следовал примеру других, а не устанавливал моду: он обращается к туркам в 13 своих пьесах.

Действительно, на «Отелло» Шекспира (1601), похоже, повлияли англо-марокканские отношения, которые достигли своего пика летом 1600 года, когда в Лондон прибыл марокканский посол Мухаммад аль-Аннури и вручил королеве свои дипломатические верительные грамоты. Аль-Aннури предложил Англии заключить военный союз для противодействия Османской империи в Северной Африке.

Переписка, касающуюся поездки Аль-Аннури, раскрывает еще один интригующий аспект его переговоров с Елизаветой. Аль-Аннури был мориском – мусульманином, родившимся в Испании, но перешедшим в христианство. Большая часть марокканских элитных боевых частей состояла из солдат, являвшихся по происхождению морисками, так что они занимали как антииспанскую, так и антиосманскую позицию. Зная это, Елизавета провела деликатные переговоры с Аль-Аннури, чтобы убедить его и его товарищей объединиться с англичанами для борьбы с испанцами. В итоге, союз заключить не удалось. Но именно под влиянием от личности Аль-Аннури Шекспир изобразил Отелло харизматичным и утонченным человеком.

Взаимоотношения Англии с исламским миром пошли в другом направлении при новом короле Якове I. По Лондонскому договору 1604 года он заключил мир с Испанией и сократил торговые и дипломатические связи с мусульманским миром. Но торговые компании, созданные Елизаветой I, продолжали процветать, в том числе Ост-Индская компания (основана в 1600 году). В то время как великий расцвет елизаветинских отношений с исламским миром подошел к концу, они оставили неизгладимый след в английской культуре, которая остается с нами сегодня.

Джерри Броттон – профессор Лондонского университета королевы Марии / historyextra.com

Комментарии