Индийские мусульмане глазами Болливуда

В прежние времена Болливуд был более либеральным, способным принимать разнообразие, поэтому многие мусульманские актеры смогли добиться большой славы. Однако в последнее время изображение мусульман в индийском кино стало совершенно стереотипным.


Так болливудский кинорежиссер Абхишек Капур снял фильм «Кедарнатх», историю любви между индуисткой Мукку и Мансуром, мусульманским Питту (носильщик), который перевозит паломников в исторический храм Кедарнатх, расположенный в горах Уттаракханд. Он создал сюжет о красоте и гармонии, которая формирует сущность Индии. Однако лидером правой политической партии это было расценено как средство продвижения «любовного джихада». Политик добивался запрета на фильм, и лента была запрещена в Уттаракханде.

В свою очередь актёра Амира Хана поглотил его следующий большой проект – серия о Махабхарате – масштабном индийском эпосе. Актёр должен сыграть самого Кришну. Этого было достаточно для «правых троллей», чтобы начать действовать в социальных сетях и, не стесняясь, задавать вопрос: «Почему мусульманин должен играть такую значимую роль в древнем эпосе?»

Индийская “Матильда”: болливудский блокбастер оскорбил одновременно индусов и мусульман.

Картинки по запросу kedarnath film

Фильм “Кедарнатх” / Источник: masala.com

Как отмечают индийские журналисты, если бы кинематографисты прошлых лет поддались хаосу раздора, у Болливуда не было бы Юсуфа Хана, чьё экранное имя звучит по-индусски Дилип Кумар. Он сыграл знаковых индуистских персонажей. Не было бы и Мины Кумари в роли «идеальной» Баху индийского экрана, и не позволили бы ей спеть знаменитую песню «Джйоти калаш чалке». И не увидел бы зритель Наргис в роли матери Индии, а ведь эту работу актрисы называют «незабываемой».

Индийское кино было прежде очень органичным, и мусульманские фильмы процветали – как фильмы об эпохе Великих Моголов, так и социальные ленты («Aarzoo», «Gazal», «Yahudi», «Pakeezah»).

Борьба с мусульманскими названиями городов в Индии набирает обороты.

Картинки по запросу meena kumari

Мина Кумари / Источник: mouthshut.com

А теперь неприятие мусульманского Питту в «Кедарнатх» – это доказательство того, насколько глубоко укоренились антиисламское предубеждение.

Индийские журналисты предлагают с одной стороны, взглянуть на последних мусульманских героев и фильмы на экранах страны и, с другой, выделяют стереотипы в современном кино.

Мусульманин-националист

Индийский мусульманин демонстрирует свой индийский национализм через таких персонажей, как Сехмат Хан (Алия Бхатт в «Раази», 2018), тайный агент, которая даже выйдет замуж за врага, пакистанца, чтобы быть полезным для нации. Мурад Али Мохаммад (Риши Капур в «Мульк», 2018) вынужден доказывать свою невиновность, когда член его семьи примыкает к террористам.

Кто может забыть тренера женского хоккея Кабир Хана (Шах Рух Хан в «Чак де Индия», 2007)? Обвиняемый в сдаче игры вражескому государству Пакистану, бывший тренер по хоккею очищает свое имя, когда приводит свою женскую хоккейную команду к международной славе.

В Пакистане хотят запретить слово “талак” в сериалах.

Картинки по запросу film mulk

Мурад Али Мохаммад должен доказать свою невиновность. Эпизод из фильма “Мульк” / Источник: livewire.thewire.in

Угнетённый мусульманин

Ярким примером здесь выступает Заира Васим в роли Инсии Малик в фильме «Тайная суперзвезда» (2017). Её героиня стремится к певческой карьере и загружает свои вокальные работы в интернет,  скрывая лицо под мусульманским покрывалом – никаб.

Лента «Помада под моей буркой» (2017), посвящённая женской сексуальности, где бурка и помада становятся символами угнетения и бунта соответственно.

А персонаж Таапси Панну в исполнении Шабаны Хан в фильме «Naam Shabana» (2017) преодолевает оскорбительное прошлое и становится способным секретным агентом.

Кадер Хан: актер Болливуда, знаток Корана и реформатор исламского образования.

Картинки по запросу zaira wasim in secret superstar

Фильм “Тайная суперзвезда” / Источник: dnaindia.com

Современный мусульманин

Если Шахид (Радж Куммар в «Шахиде», 2013) может преодолеть путь от экстремиста до адвоката по правам человека, то Ризван Хан (в исполнении Шахрукха Хана в «Меня зовут Хан», 2010), страдающий синдромом Аспергера, идёт по всему миру, распространяя сообщение – «Меня зовут Хан, и я не террорист» после 9/11.

Для психолога Джехангира (Шахрукх Хан в «Дорогой Зиндаги», 2016) религия вряд ли имеет значение.

То же самое с Ализе Ханом и поэтессой Сабой Талияр Хан (Анушка Шарма и Айшвария Рай Баччан в к/ф «Дела сердечные», 2016). Эти современные женщины не извиняются за свой выбор или свою жизнь, даже если это означает оставить своих мужчин – бывшего мужа Сабы Тахира Талияра Хана и бывшего мужа Ализе, DJ Ali (Фавад Хан).

4 достопримечательности столицы Болливуда.

Картинки по запросу My Name Is Khan

Шах Рукх Хан в фильме «Меня зовут Хан» / Источник: cinestaan.com

Светский мусульманин

Здесь индийская пресса выделяет королевский роман повелителя Моголов Акбара и принцессы Раджпут Джодхи (Айшвария Рай Баччан и Ритик Рошан в «Джодха и Акбар», 2008). Это историческая драма, основанная на справедливых, но в то же время светских верованиях Акбара Великого.

Это напряжение продолжается в другом историческом фильме, основанном на страстной истории любви Маратхи Пешвы Баджирао и его мусульманской жены Мастани (Ранвир Сингх и Дипика Падуконе в «Баджирао и Мастани», 2015).

В исключительно индийском фильме «Баджрани-муравей» (2015) демонстрируется решимость Мунни (Джереми Реннер) спасти мусульманскую девушку и помочь ей добраться до Пакистана. Связь между людьми двух религий и двух враждующих стран была встречена оглушительным успехом в прокате, а также завоевала множество наград.

Фестиваль урду объединяет мусульман и индусов.

Фильм “Джодха и Акбар” / Источник: zen.yandex.ru

Стереотипы

В то время как вышеупомянутые герои пробиваются, чтобы вернуть утраченную славу мусульманских персонажей в фильмах на хинди, стереотипы также набирают обороты. Они выражаются в экранизациях книг, направленных против терроризма в Кашмире («Хайдер», 2014 и «Одержимость», 2016), а также повествующих о преступном мире («Богатей», 2017; «Parkar Haseena», 2017 и «Банды Вассейпура», 2012).

Исламосфера

Комментарии