Научная и спекулятивная фантастика в мусульманской традиции

Думаете, люди-невидимки, путешествия во времени, летательные аппараты и путешествия на другие планеты – это продукт европейского или «западного» воображения? Откройте «Тысячу и одну ночь» – сборник народных сказок, составленный в VIII по XIII века, в период исламского золотого века – и вы обнаружите там эти и многие другие примеры.


Западные читатели часто упускают из виду спекулятивную фантастику мусульманского мира. Я использую этот термин довольно широко. Я отношу к этому жанру любое произведение, которое изображает последствия реальных или воображаемых научно-культурных достижений. Одними из первых произведений этого жанра были утопии, придуманные во времена Золотого века исламской культуры. По мере того, как исламская империя расширялась от Аравийского полуострова, включая в себя территории, простирающиеся от Испании до Индии, в литературе возникала проблема интеграции огромного количества культур и народов.

Одним из ранних великих произведений, созданных зарождающейся мусульманской цивилизацией, был «Добродетельный город» (аль-Мадина аль-фадила), написанный в IX веке ученым-энциклопедистом Аль-Фараби. Оно было написано под влиянием «Государства» Платона и изображало совершенное общество, управляемое мусульманскими философами – модель управления в исламском мире.

Картинки по запросу islamic sci fi

Наряду с политической философией, отличительной чертой мусульманской письменной традиции этого времени были споры о ценности разума. Первый арабский роман, «Философ-самоучка» (Хайи ибн Якзан, буквально Живой, сын Бодрствующего), был написан в XII веке Ибн Туфайлем, мусульманским врачом из Испании.

По своему замыслу произведение представляет собой арабский вариант Робинзона Крузо. Это своего рода мысленный эксперимент: как рациональное существо может познать Вселенную без внешнего воздействия. По сюжету одинокий ребенок воспитывается газелью на необитаемом острове. Он не имеет доступа к человеческой культуре и религии, пока не встречает человека, изгнанного на его остров с соседнего острова. Многие проблемы, поднятые в книге – человеческая природа, эмпирическое познание, смысл жизни, роль личности в обществе – перекликаются с тревогами философов эпохи позднего Просвещения, в числе которых были Джон Локк и Иммануил Кант.

Источник: bdsfbd.com

Мы также должны поблагодарить мусульманский мир за одну из первых работ в области феминистской научной фантастики. Повествование в коротком рассказе «Мечта султанши» (1905) Рокеи Сахават Хуссейн, бенгальской писательницы и активистки, происходит в мифическом царстве Лэдиленд (букв. “Страна женщин”). Здесь гендерные роли поменялись местами, и миром управляют женщины. Это произошло в результате революции, в ходе которой женщины одолели мужчин, используя свои научные достижения (по своей глупости, мужчины игнорировали обучение женщин, называя это «сентиментальным кошмаром»). В результате мир стал намного спокойнее и приятнее. В какой-то момент гостья султанши замечает, что люди посмеиваются над ней. Ее советник объясняет:

– «Женщины говорят, что вы выглядите очень мужеподобно».

– «Мужеподобно? – сказала я, – что они под этим подразумевают?»

– «Они имеют в виду, что вы застенчивы и робки, как мужчины».

Далее султанша все больше интересуется гендерным неравенством:

– «Где эти мужчины?» –  спросила я ее.

– «На своих местах, там, где они и должны быть».

– «Прошу вас, объясните мне, что вы подразумеваете под “своими местами”».

– «О, я поняла свою ошибку. Вы не можете знать наших обычаев, так как никогда не были здесь раньше. Мы посадили наших мужчин под домашний арест».

Картинки по запросу islamic sci fi

Спекулятивная фантастика в мусульманском мире возникла в начале XX века как форма сопротивления западному колониализму. Например, нигерийский писатель Мухаммаду Белло Кагара написал роман «Гандоки» (1934), действие которого происходит в альтернативной Западной Африке. По сюжету туземцы участвуют в борьбе против британского колониализма, но все это происходит в мире, населенном джиннами и другими мистическими существами.

В последующие десятилетия, когда западные империи начали рушиться, тема политической утопии часто пронизывалась определенным политическим цинизмом. К примеру, главной идеей романа марокканского писателя Мухаммада Лахбаби Азиза «Эликсир жизни» (Иксир аль-Хаят) (1974) является открытие эликсира, который может даровать бессмертие. Но вместо того, чтобы наполнить общество надеждой и радостью, он порождает классовые противоречия, беспорядки и приводит к разрушению социальных связей.

Сегодня в мусульманской культуре появилось еще более мрачная разновидность фантастической литературы. «Франкенштейн в Багдаде» Ахмеда Саадави (2013) переосмысливает Франкенштейна в современном Ираке посреди последствий вторжения 2001 года. В этом прочтении Франкенштейн создается из частей тела разных людей, которые погибли в результате этнического и религиозного насилия. В конечном итоге монстр впадает в безумие. Роман таким образом становится исследованием бессмысленности войны и гибели невинных людей.

Картинки по запросу frankenstein in baghdad

Ахмед Саадави и роман “Франкенштейн в Багдаде” / Источник: Malay Mail

В Объединенных Арабских Эмиратах в 2012 году вышел в свет подростковый роман Нуры Ан-Номан под названием «Аджван». В центре сюжета – путешествие молодой инопланетянки-амфибии, в ходе которого она борется за возвращение своего похищенного сына. Книга, по которой снимут телесериал, затрагивает многие важные проблемы, включая проблему беженцев и политической пропаганды.

Дебютный научно-фантастический роман Ибрахима Аббаса и Ясира Бахджатта «ХВДЖН», вышедший в Саудовской Аравии в 2013 году, исследует проблемы гендерных отношений, религиозного фанатизма и невежества и предлагает натуралистическое объяснение существования джиннов, которые живут в параллельном измерении.

Мрачный роман египетского писателя Ахмада Тауфика «Утопия» (2008) рисует закрытое сообщество, которое образовали сливки египетского общества в 2023 году после полного экономического и социального краха страны. А в постреволюционном Египте романист Басма Абдель Азиз в своей книге «Очередь» (2016) вызывает к жизни самый настоящий кафкианский мир. В этой книге, задуманной после неудачного восстания, беспомощные граждане ведут борьбу за свое существование под гнетом абсурдной и зловещей диктатуры.

Ахмад Тауфик. Источник: thenational.ae

Спекулятивную фантастику часто объединяют с европейским романтизмом и воспринимают как реакцию на промышленную революцию. Но если наш краткий обзор мусульманской фантастической литературы что-то и показывает, так это то, что размышления о фантастических технологиях, изображение утопических социальных механизмов и построение размытых границ между разумом, машиной и животным не являются прерогативой одного лишь Запада.

Мухаммад Аурангзеб Ахмад / Herald Dawn

Комментарии