Проникновение в тайну искусства, сердца и души: важность геометрии в исламском декоративном искусстве

Неделю назад в культурном центре “Ярмук” в Кувейте в рамках 23-го культурного сезона “Дар аль-Асар аль-Исламия” профессор Джованни Куратола из Университета Удине в Италии рассказал о каллиграфии и геометрии в исламском религиозном искусстве в своей лекции, в которой пытался найти простое объяснение любви, которую мусульманские художники всегда питали к геометрическим узорам в своем творчестве.

Профессор Куратола является автором более ста научных публикаций, посвященных исламскому искусству. Он также был куратором первой общей выставки по исламскому искусству в Италии в 1993 году, а затем курировал выставку «Аль-Фан — Искусство исламской цивилизации», на которой была выставлена коллекция правящего дома Аль-Сабах из Кувейта Также вместе с куратором Саламом Кавукджи он организовал экспозицию 250 объектов из коллекции Музея изящных искусств в Хьюстоне, США.

Джованни Куратола / Источник фото: Abbeville Press

Джованни Куратола / Источник фото: Abbeville Press

В своей лекции он отметил, что исламское декоративно-прикладное искусство в целом основано на трех повторяющихся схемах: каллиграфии, арабесках, то есть абстрактных цветочных узорах и геометрии. Коснувшись кратко каллиграфии, он глубже проник в суть искусства географического орнамента, в частности-видимому, получили которое получило значительное развитие на протяжении всей истории и охватило все территории, находившиеся под властью мусульман. Он представил множество примеров архитектурного оформления зданий, разбросанных по всей Испании и Центральной Азии, а также многие артефакты, такие как керамика, стекло, металлические изделия, текстиль и оформление книг.

Профессор Куратола начал свою лекцию, в которой он показал различные примеры каллиграфического оформления страниц Священного Корана, с анекдота из своего раннего опыта работы с исламским искусством, когда он задался вопросом о причине удлиненных форм арабских букв и обнаружил, что это никак не связано с произношением и всем, что имеет отношение к образности, красоте и ритму их написания.

Он поделился своим мнением о том, что о иконография ислама должна представлять собой каллиграфию со словом Аллах. Не только благодаря религиозному смыслу, но и благодаря ее красоте. Он поделился другими примерами из Коранов в Эр-Рияде и старейшего в мире печатного Корана, изданного в 1538 году и найденного сегодня в Венеции. Хотя вокруг его происхождения много дискуссий, он выдвинул идею о том, что, возможно, венецианские купцы печатали его с целью зарабатывать на нем деньги.

Он отметил, что, хотя сама по себе идея была неплохой, в 1538 году было слишком рано, чтобы она могла стать успешной, поскольку идея печати священного текста считалась богохульной. “Нет ничего более благочестивого, чем переписывать Священный Коран рукой. Даже сегодня это очень ценится”, – поделился он.

Он рассказал о гение Ибн Муглы, могущественного человека и визиря, служившего при дворе трех разных халифов. Будучи великим государственным деятелем, сегодня он чаще всего упоминается как разработчик системы арабского письма.

Арабская система письма подчиняется геометрическим и математическим правилам придерживаться пропорций. В результате разработки этих правил письма, как считает профессор Куратола, в конце 10 века начался расцвет каллиграфии. Затем стало модно заниматься каллиграфией.

“С каллиграфией, вы можете делать все, что пожелаете и любым способом, если мы говорим о современном искусстве в этой части мира”, – подчеркнул он, указав на созданные в последнее время работы, вроде «Че Гевара» художника из Узбекистана, «Магрибинскую басмалу» Ахмеда Малуша и шелкографию Джамаля Буллаты.

Он воспользовался моментом во время лекции, чтобы указать на мечеть Омейядов в Дамаске, чтобы напомнить аудитории об этой стране. На потолке пятничной мечети Исфахана имеются каллиграфические надписи и геометрические узоры, выполненные с использованием цветного кирпича, помещенного в узоры букв. Здесь каллиграфия становится геометрией.

Перейдя во дворец Аббасидов в Багдаде, он указал на то, что мукарнас является важным геометрическим сооружением. Он привел пример мавзолея в Иране с простым кирпичным декором в виде геометрического рисунка.

“Когда вы думаете об искусстве, вы должны быть простыми. Это самая трудная вещь, чтобы быть простым. Каждый может добавить каких-то вещей и сделать все более сложным, но трудно убавить что-либо, чтобы добиться совершенства”.

Затем он перенесся в Каир, Египет, указав на западную стену мечети Султана Хасана, и подчеркнул, что архитектура этой мечети середины 14 века весьма рациональна. Он обратил внимание на весьма сложный геометрический узор на куполе мавзолея Султана Бейбарса. Он признался, что художники, способные к созданию таких шедевров, отражают величие их общества. “Если у вас есть великие художники, у вас есть великое общество и культурная среда, хорошая организация. Нелегко иметь профессиональную архитектурную подготовку, находить материалы, разрабатывать структуру и правильно располагать камни”.

Внутри погребального комплекса Султана Аль-Ашрафа Кайтбая, как заметил профессор Куратола можно найти все, что вам нужно знать об исламском декоративном искусстве — восьмигранную форму, что придает зданию геометрию, арабески и каллиграфическую надпись в центре. “Это идеальный синтез того, о чем мы говорим”, – заявил он.

Он привел еще один пример из Каира, буквально гипнотизирующий узор со звездой посередине. Он поделился тем, что

“при созерцании геометрического украшения, его повторяющихся и бесконечных узоров зритель буквально теряет сознание и входит в другое измерение, он становится ближе к Богу. В геометрическом узоре, чем больше вы смотрите внутрь, тем больше это помогает вам молиться. Это является причиной широкого использования геометрических орнаментов в исламском искусстве. Его философия подводит вас к тому, чтобы забыть о себе и помочь с концентрироваться”.

Аналогичным образом, в мавзолее шейха Абд ас-Самада в Натанзе (Иран) внимание наблюдателя привлекают круглые ниши. Он отметил, что исламское искусство является калейдоскопическим. Оно фантастическое, в нем все взаимодействует и пересекается друг с другом, одно накладывается на другое, создавая идеальное выражение геометрии.

“Все, что мы видим, не имеет ни начала, ни конца. Оно лишь является частью чего-то. Таким образом, это означает, что каждый шаблон может повторяться вечно и бесконечно. Только Бог бесконечен”.

“Если вы показываете геометрию, которая не имеет начала и конца, она показывает Бога. Она лишь наводит на мысль о Боге, но не является Его представлением. По этой причине я считаю, что истинное религиозное искусство ислама – это геометрическое искусство именно благодаря его намеку на Бога. Это суть того, что мы видим повсюду. Человек может понять лишь часть этого, ведь только Бог бесконечен”.

Он завершил свою лекцию различными примерами геометрического орнамента в исламском искусстве из Индии, Ирана, Мамлюкского Египта, ковров и изразцовой плитки из коллекции Аль-Сабах, лепными украшениями, курильницами, узорчатых деревянных решеток (машрабия) и панно, фонтанов из мрамора, полов, черепицы и взаимосвязанных элементов, закончив фрагментом узорчатой плитки в одной из мечетей Стамбула, который содержит один целый рисунок и два усеченных рисунка, создавая возможность их дальнейшего продолжения вплоть до бесконечности.

Синатра Фернандес, Arab Times

Комментарии
  • Завораживающие фотографии иранских мечетей Мохаммада Домири | Исламосфера http://www.islamosfera.ru/2017/12/23/%d0%b7%d0%b0%d0%b2%d0%be%d1%80%d0%b0%d0%b6%d0%b8%d0%b2%d0%b0%d1%8e%d1%89%d0%b8%d0%b5-%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be%d0%b3%d1%80%d0%b0%d1%84%d0%b8%d0%b8-%d0%b8%d1%80%d0%bДекабрь 23, 2017 в 12:31

    […] Мохаммад Домири демонстрирует зрителям по всему миру удивительные геометрические чудеса архитектуры старинных иранских мечетей. Он путешествует по Ирану со своим широкоугольным объективом, создающим эффект «рыбьего глаза», чтобы запечатлеть чарующую красоту геометрических форм и цветных бликов. Следует сказать, что далеко не каждому профессиональному фотографу удалось добиться такого гармоничного изображения. Его фотографии позволяют не только проникнуться красотой этих архитектурных памятников, но и проникнуть в суть исламской архитектурной геометрии, которая несет в себе глубокий религиозный смысл. […]