Страдания и боль кашмирских мусульман в фотографиях Азан Шаха

По мере того, как в индийском Кашмире усиливается насилие, люди стекаются в легендарные суфийские святыни региона в поисках утешения. Журналист Самир Ясир в своем материале для BBC рассказывает о муках кашмирских мусульман и о фотографе Азан Шахе, который документирует их страдания.


Бахти Бегам часто посещает Ханка-э-Мула, суфийскую святыню, расположенную на берегу реки Джелум, которая протекает через город Шринагар.

Она приходит тихо, держа в руках фотографию своего пропавшего сына в рамке в порванном полиэтиленовом пакете. Она кладет ее на ступеньки, ведущие в святыню, и молится о воссоединении с сыном.

“Пожалуйста, выслушай меня, мой пир [святой]. Мой пир, я сломлена”, – плачет 75-летняя женщина, сложив руки. Ее сын, Манзур Ахмад Вани, которому в то время было 25 лет, исчез 22 декабря 2001 года, через несколько дней после того, как женился.

Суфийский мавзолей 14 века в Кашмире чуть не сгорел от удара молнии.

Bakhti Begam is a regular at Khanqah-e-Moula in Srinagar.

Источник: Азан Шах

Бахти Бегам регулярно приезжает в храм из своего дома, который находится в 80 километрах. Но ее молитвы все еще не услышаны.

– Я пришла издалека, мой пир. Пожалуйста, верни мне моего Манзура, чтобы спустя 17 лет я смогла спать спокойно”, – выражает она свою скорбь.

Бахти Бегам – одна из многих персонажей, представленных в работах фотографа Азан Шаха.

Азан Шах стал известен, когда его фотографии были опубликованы в книге под названием “Свидетель” вместе со снимками других фотожурналистов, которые работали в штате в течение десятилетий конфликта. Книга вошла в число 10 лучших фотокниг 2017 года, выбранных The New York Times. Азан Шах является уличным фотографом-документалистом. Он живет в Шринагаре, Кашмир, и фиксирует повседневную жизнь кашмирцев.

Турецкий фотограф запечатлел расколотый надвое мир.

Картинки по запросу azaan shah photographer

Азан Шах / Источник: about.me

Мусульмане вели активную кампанию против индийского правления в мусульманском Кашмире с 1989 года. Регион по-прежнему является предметом ожесточенных споров между Индией и Пакистаном. Он стал причиной двух войн между этими странами.

По оценкам правозащитных организаций, с 1980-х годов в результате насилия погибло около 100 000 человек, многие из которых были гражданскими лицами. В результате на улицах царит страх, и лишь немногие выходят на улицу после заката.

Многие находят спасение в суфийских святынях, чтобы залечить раны войны – не только в Шринагаре, но даже в отдаленных районах региона.

Суфийские святыни давно стали местами надежды для тысяч кашмирцев, особенно женщин, таких как Бахти Бегам. По заявлениям врачей, многие женщины страдают от депрессии, тревоги и стрессов.

Суфийская музыка Кашмира сохранилась благодаря последнему мастеру.

A women at a shrine in Srinagar

Источник: Азан Шах

Одна из них – Маруфа Рамзан. Каждую неделю она встречается с доктором в больнице Шри Махараджи Хари Сингха в Шринагаре. Ее психическое здоровье ухудшилось в последние годы после смерти сына. Она утверждает, что слышала голос своего сына, Абира Ахмада, который смеялся и говорил о чем-то. Он был застрелен солдатами в 2010 году во время акции протеста.

После консультации врача, Маруфа Рамзан садится на автобус и едет в Дастгир Сахиб, 200-летнуюю гробницу.

– Ведь он жив? – спрашивает она суфийского святого в гробнице. Затем, спустя некоторое время, она медленно идет к воротам и ждет автобуса, который отвезет ее домой.

Мавзолеи исламских святых станут национальным наследием ЮАР.

A devotee at Srinagar’s central mosque, Jamia Masjid

Источник: Азан Шах

Опрос, проведенный организацией “Врачи без границ” в 2016 году, показал, что почти 1,8 миллиона человек, что составляет примерно 45% населения в управляемом Индией Кашмире, страдают от подобных симптомов.

Фотографии молящихся в суфийских святынях сделаны Азан Шахом под наклоном и намеренно размытыми, чтобы создать ощущение хаоса и неопределенности в данный конкретный момент. Каждый из героев его фотографий имеет свою историю боли и потерь из-за насилия в Кашмире.

Шах говорит, что пытается ухватить непоколебимую веру тысяч молящихся, которые приходят в эти святыни.

“Я предпочитаю наклонный угол, потому что это создает психологическое беспокойство. Вещи кажутся неровными, неустойчивыми и необычными”, – говорит он, добавляя, что в фотографиях “нельзя контролировать эмоции людей”.

Балти – народ, живущий на стыке двух культур.

People praying at Hazratbal shrine which is flanked by Dal Lake

Источник: Азан Шах

“Люди находят посредника между Богом и собой в этих святынях”, – говорит Шоукат Хуссейн, профессор исламских исследований Исламского университета науки и техники, автор работ о мистицизме в Кашмире.

Аршад Хуссейн, ведущий психиатр региона, добавляет, что в Кашмире эти духовные пространства служат для облегчения страданий людей. “Они появились во времена, когда не было никаких учреждений, помогающих таким людям. Потом это стало культурой. Люди, страдающие от болезней и бытовых проблем, идут со своими мольбами в святилища.

“В нынешней ситуации конфликта, многие несчастные женщины после визита ко мне оказываются в этих святынях. Они чувствуют себя лучше, когда говорят о своей беде в этом духовном пространстве, а не с человеком”.

Кашмирцы отмечают очередную годовщину смерти суфийского святого и поэта Нуруддина Вали.

 Instagram Image by Azaan Shah (@az_jpeg) with caption :

Источник: picgra.com

A devotee at Srinagar’s central mosque, Jamia Masjid

Источник: Азан Шах

Исламосфера

Комментарии