«Уложение Тимура»: наставления Тамерлана об управлении государством

Одним из ценнейших исторических источников XIV в. является «Уложение Тимура» –  труд, в котором со слов Тамерлана излагается его автобиография и взгляды на управление государством.


Свою историческую работу Тамерлан, возможно,  писал на староузбекском языке, но дошли ли ее списки на этом языке до наших дней, неизвестно. Одну рукопись этого труда в XVII в. Мир Абу Талиб аль-Хусейни ат-Турбати, возвращаясь из паломничества, обнаружил в библиотеке йеменского правителя Джафара-паши. После, поступив на службу к императору из династии Великих Моголов Шах-Джахану, ат-Турбати по заказу этого правителя перевел «Уложение Тимура» на персидский язык. По окончанию работы Шах-Джахан лично просмотрел перевод, обнаружил ряд неточностей и поручил устранить недостатки перевода придворному ученому Мухаммаду Ашрафу Бухари. Исправленный этим ученым перевод и стал классическим, а позже был переведен на множество языков мира – английский, французский, русский, узбекский, урду и другие.

Принципы справедливого государства в письме Али ибн Абу Талиба (р.а.).

Некоторые востоковеды, например, англичанин Э.Г.Браун и русский ученый В.В.Бартольд высказывают сомнения по поводу того, действительно ли автором названного труда является сам Тамерлан. Обосновывают свои соображения они тем, что этот исторический деятель якобы не отличался образованностью и вообще был неграмотным. Но ряд фактов, например, наличие в тексте деталей, которые могли быть известны только самому Тимуру, а также многочисленных военных терминов тюркского происхождения, таких как барангар (правый фланг), джарангар (левый фланг), ясавул (воинское звание), шакавул (резервные части), опровергают эти предположения.

Узбекистан получил от России факсимильные копии книги Тамерлана и древнейшего Корана

“Уложение Тимура” / Источник: uzxalqharakati.com

«Уложение Тимура» разделено на две части. В первой, именуемой «Мальфузат», Тимур описывает события, начиная с его конфликта с Тоглук-Тимур-ханом до битвы при Анкаре, в которой он сошелся с султаном Баязидом I. Во 2-й части, которая называется «Тузукат», Тамерлан приводит свои соображения по управлению государством. Он не просто описывает события, но и дает эмоциональные оценки, например, замечая: «В этом я не ошибся», а иногда раскрывает и свое духовное состояние. Говоря о своей подготовке к одной из битв, он пишет: «В ту ночь я поднялся на вершину горы и, признавая свое бессилие, молил Аллаха. Бодрствуя, я сидел, вознося приветствия нашему Пророку Мухаммаду (мир ему). Между сном и явью я услышал голос: «Тимур, победа твоя»».

Советы из “Кабус-наме”.

Вторая часть «Уложения Тимура» очень важна, особенно для тех, кто интересуется историей государственного управления. Тимур начинает со слов: «Да будет известно моим детям, счастливым завоевателям государств, моим потомкам – великим повелителям мира, я имею упование на Всевышнего, что многие из моих детей и потомков долгие годы будут занимать трон». После он пишет, что завоевать огромные территорию ему удалось, соблюдая двенадцать правил и перечисляет их:

1) Я заботился о распространении религии Бога и шариата Мухаммада Мустафы, этого избранного Богом сосуда: я поддерживал ислам во всякое время и во всяком месте.

2) Я разделил преданных мне людей на 12 классов: одни из них помогали мне своими подвигами, другие – советами, как при завоевании государств, так и при управлении ими. Я пользовался ими, чтобы укрепить замок моего счастья; они были украшением моего двора.

Источник: tarihikadim.com

3) Советы с мудрыми, предусмотрительность, бдительность и деятельность помогли мне побеждать войска врагов и завоевывать области. В управлении я руководствовался кротостью, человеколюбием и терпением; я наблюдал за всеми, прикрываясь личиной бездействия, был одинаково благосклонен как к врагам, так и к друзьям.

4) Надлежащий порядок и соблюдение законов послужили основанием и подпорой моей судьбы. То и другое так укрепили мою власть, что визири, эмиры, солдаты и народ не домогались повышения, а каждый довольствовался своим местом.

Встреча Тамерлана и арабского ученого Ибн Халдуна.

5) Чтобы воодушевить офицеров и солдат, я не щадил ни золота, ни драгоценных камней; я их допускал к своему столу, а они жертвовали для меня своей жизнью в сражениях. Оказывая им милости и входя в их нужды, я обеспечи их привязанность. И так при помощи доблестных вождей и моих воинов, я сделался властелином 27 государств: Я сделался государем Ирана, Турана, Рума, Магриба, Сирии, Египта, Арабского Ирака и Аджамского Ирака, Мазандерана, Гиляна, Ширвана, Азербайджана, Фарса, Хорасана, Четте, Великой Татарии, Хорезма, Хотана, Кабулистана, Бахтарзамина и Индостана. Все эти страны признали мою власть, и я предписал им законы.

Надевая на себя царский плащ, я тем самым отказался от покоя, какой вкушают на лоне бездействия. С 12 лет от рождения я разъезжал по разным областям, боролся с несчастьем, составлял проекты, поражал неприятельские эскадроны, свыкался с видом возмущений офицеров и солдат, привыкал выслушивать от них резкие слова, но терпением и мнимой беззаботностью, от которой я был далек, мне удавалось умиротворять их. Наконец я бросался на врагов. Таким образом мне удавалось покорять провинции и даже целые государства и далеко распространять славу моего имени.

Книга

Источник: ozon.ru

6) Справедливостью и беспристрастием я приобрел благосклонность созданий Божьих. Свои благодеяния я распространял и на виновного и на невиновного; мое великодушие обеспечило мне место в сердцах людей; правосудие управляло моими решениями. Мудрою политикой и строгою справедливостью я удерживал своих солдат и подданных между страхом и надеждой. Мои воины были осыпаны моими подарками. Я имел сострадание к низшим и к самым несчастным классам государства.

Я освобождал угнетенного из рук гонителя и, раз убедившись во вреде, причиненном лицу или имуществу, я произносил приговор по закону и никогда не подвергал невинного наказанию, заслуженному виновным.

Всякий, поднимавший против меня оружие для разрушения моих намерений, как только умолял меня о помощи, был принимаем мною благосклонно. Я возвышал его в чинах и зачеркивал его вину пером забвения; и если его сердце было еще озлоблено, то мое обращение с ним было таково, что я успевал наконец изгладить самый след его неудовольствия.

7) Я оказывал почтение потомкам Пророка, ученым, богословам, философам и историкам. Я уважал их и почитал. Храбрые люди были моими друзьями, потому что Всевышний любит храбрых. Я сходился с учеными и снискивал расположение тех, у которых была благородная душа.

Шахматы Тамерлана – средневековый военный тренажер.

Я прибегал к ним, и их благословение доставляло мне победу. Я покровительствовал дервишам и факирам. Я тщательно избегал причинять им малейшую печаль и ни в чем им не отказывал. Те, которые дурно отзывались о других, были удаляемы от моего двора. Их толкам не придавалось значения, и я никогда не слушал их клеветы.

8) Я был настойчив в моих предприятиях. Раз предпринятый проект, каков бы он ни был, овладевал всем моим вниманием, и я не оставлял его, пока не имел успеха. Поступки мои не противоречили моим словам, и я не поступал сурово. Я никому не досаждал из опасения, чтобы Всемогущий не поступил со мною сурово и не подавил меня тяжестью собственных моих деяний. Я расспрашивал ученых, чтобы знать, каковы были постановления древних от Адама до Мухаммада, «Печати Пророков»; и от этого последнего до наших дней. Образ действий, их поведение, их поступки и слова этих повелителей глубоко проникли в мое сердце. Я старался подражать самым похвальным качествам их и самым лучшим чертам их жизни. Для собственного назидания я изучал причины падения их власти и старался избегать сделанных ими ошибок. Я воздерживался от лихоимства и притеснений; мне было известно, что эти преступления относятся к тем, которыми порождаются голод и бедствия всякого рода и которые выкашивают целые народы.

Источник: tarihikadim.com

9) Я знал состояние народа. Я смотрел на знатных, как на братьев, а на простых людей, как на детей. Умел приноровиться к нравам и характеру жителей каждой области и каждого города. Я заслужил уважение от новых своих подданных, тех из них, которые занимали высшие места. Я давал им правителей, свыкшихся с их нравами и обычаями и которые уже пользовались у них одобрением. Я знал состояние населения каждой отдельной области. Я посадил в каждой стране моего царства человека испытанной честности, чтобы он извещал меня о поступках и поведении народа и солдат и чтобы он давал мне знать о всех непредвиденных событиях, которые могли интересовать меня. Когда я открывал малейшую ложь в его донесениях, то строго его наказывал. Как только я узнавал о каком-нибудь случае притеснения или жестокости правителя, солдат или народа, то я давал виновным чувствовать всю строгость правосудия.

10) Когда какое-нибудь племя, какая-нибудь орда, тюркская, арабская, персидская или чужестранная, желали признать мою власть, я принимал правителя этого племени или орды с почетом, других же я принимал по достоинству: я добром воздавал добрым, а злых предоставлял собственной участи.

Кто бы ни заключил со мной дружеский союз, был уверен, что не будет раскаиваться. Я давал тому доказательства моей благосклонности и великодушия. Услуги, мне оказанные, не оставались без награды. Даже мой враг, когда он чувствовал свою вину и приходил просить моего покровительства, получал прощение и находил во мне благодетеля и друга.

Как Умар (р.а.) боролся за социальную справедливость?

Так поступил я с Шир-Бахрамом. Этот начальник племени, сопровождавший меня как союзник, покинул меня в момент сражения. Желание добычи овладело им, и он обнажил меч против меня. В конце концов он вспомнил, что ел мою соль (т. е. он почувствовал угрызение совести), и снова вымолил у меня помилование. Это был воин знаменитого происхождения, столько же опытный, сколько и неустрашимый. Я закрыл глаза на его вину, я простил ему ради его храбрости и дал ему чин выше против того, что он имел раньше, дабы тем сильнее заставить его почувствовать мое расположение к нему.

11) Дети, внуки, друзья, союзники, все те, которые со мною какую-либо связь имели, пользовались моими благодеяниями. Блеск моего счастья не заставил меня забывать кого-нибудь. Каждый получил должное. Милосердие также имело место в моем сердце. Я уважал в моих сыновьях и внуках союз крови, не посягал на их жизнь и даже на их свободу. По отношению к каждому частному лицу я вел себя, соображаясь с особенностями его характера и с представлением, какое я имел о нем. Опыт, который я вынес из превратностей судьбы, научил меня, как нужно поступать с друзьями и с врагами.

12) Я всегда с уважением относился к солдатам, сражались ли они за или против меня. Да и не обязаны ли мы признательностью людям, которые жертвуют продолжительным счастьем преходящим благам? Они бросаются в сражения и не щадят свою жизнь среди случайностей.

Исламосфера

Комментарии