Величие и красота древней медины Феса

Прибыв в Фес (Марокко), пройдя ворота, небольшой пешеходный мост и запутанный лабиринт из 9600 узких улочек, которые находятся внутри его города-крепости, можно попасть в медину – старый город. Здесь у большинства улиц нет названий. По сообщению Los Angeles Times, в Фесе находятся очень интересные гостевые дома.


Один из таких – Дар Сеффарин, названный в честь близлежащего медного рынка, был идеальным оазисом в центре шума и суеты города. Дар – это традиционный большой марокканский дом, как правило имеющий два этажа и двор, окруженный колоннами и коридорами. Все выложено витиеватой мозаикой, известной как зулляйдж, и причудливо вырезанной и окрашенной штукатурки под названием таделакт. У этого дара семь гостевых комнат, и каждый из них экстравагантен.

В номерах – арки с высокими деревянными дверями, многоцветным зулляйджем, постеленным на полу. Замысловатая каллиграфия и скульптурный фриз красуются по всей комнате.

Исламский квартал Каира лишится статуса объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО?

A man in a djellaba, a long, loose-fitting robe, ducks under one of the many archways in the ancient walled city in Fez.

Мужчина в джеллабе, традиционном марокканском халате, ныряет под одну из многочисленных арок древнего города-крепости в Фесе / Источник: Боб Дрогин/ Los Angeles Times

Под ногами лежат изношенные берберские ковры, а великолепный потолок из кедрового дерева образовывает купол высотой в 6 метров. Витражи сверху пропускают в комнату лучи солнца, которые играли синим, красным и желтым цветами.

В даре нет телевизора, никаких замков на дверях и не очень хороший Wi-Fi.

Завтрак и ужин были организованы по-семейному, чтобы все гости могли собраться за одним столом и познакомиться. Владельцы этого гостевого дома – Алаа Саид и его жена Кейт Квалвик, предприимчивые норвежцы, которые основались здесь.

Лучшие места в Марокко глазами инсайдера.

The marble courtyard at Der Saffarine, a restored 600-year-old residence that now operates as a guesthouse in the old walled city in Fez.

Мраморный внутренний двор Дар Сеффарин, отреставрированного 600-летнего здания, которое теперь служит как гостевой дом в Старой медине Феса / Источник: Боб Дрогин/ Los Angeles Times

Иракец Саид был призван на войну Саддама Хусейна против Ирана в 1980-х годах и попал в плен. После побега из иранской тюрьмы он бежал в Осло, где был принят в качестве беженца и стал архитектором. После того, как профессор предложил ему специализироваться на арабской архитектуре, он и Кейт поселились в Фесе в 2003 году.

Они купили дар (считается, что ему 600 лет, но никто не уверен) и наняли 80 мастеров, чтобы восстановить его, и добавить необходимые атрибуты современного комфорта, такие как электричество, туалет. Этот дом был заброшен в течение десятилетий, поэтому потребовалось три года, чтобы сделать его пригодным для жизни.

Это был смелый шаг. Тогда медина была бедным и неприступным местом, и их дар был только третьим гостевым домом здесь. Сегодня их насчитывается около 200 благодаря буму в сфере культурного туризма. Сюда на автобусах приезжает много экскурсионных групп из Китая.

Город последних хариджитов.

The cook prepares dinner in the kitchen at Dar Seffarine, a traditional guesthouse in the ancient walled city in Fez.

Повар готовит ужин на кухне в Дар Сеффарин / Источник: Боб Дрогин/ Los Angeles Times

Средневековый город остается магическим местом, особенно в раннее утро и после полудня, когда на улицах уменьшается количество горожан.

Медина имеет две части – Фес-эль-Бали 9-го века (Старый Фес) и Фес-эль-Джедид 13-го века (Новый Фес), который некогда включал процветающий еврейский анклав. Недавно здесь была отреставрирована небольшая синагога, последняя из 17 когда-то существовавших здесь.

Местный экскурсовод Хлафа эль-Асефар очень гордится тем, как Медина сохранила свои корни и живую жизнь. «У нас есть 11 медресе. Десять из них датируются 14-м веком», – говорит он.

В мусульманском квартале Сингапура.

Two men wash and dye camel, goat, sheep and cow hides in the Chouara, the 11th century tanners quarter. Pigments are from plants and minerals.

Двое мужчин моют и красят верблюжьи, козьи, овечьи и коровьи шкуры в Чуаре, кожевенном квартале 11 века. Для окрашивания используются растения и минералы / Источник: Боб Дрогин/ Los Angeles Times

Еще один признак того, как мало изменился город – кожевенный завод Шуара, который работает так же, как и 800 лет назад по тем же старинным технологиям. Кожу смягчают, промывают и окрашивают в круглых колодцах с яркими цветами, которые доминируют в исламском искусстве. Для окрашивания используются растения и минералы: жасмин дает белый цвет, мак – красный, мята -зеленый, коль – черный, индиго – синий и шафран – желтый.

В этом старинном городе очень легко заплутать, но местные жители очень приветливы и всегда помогут выйти из лабиринта, указав дорогу и сопроводив в нужное место.

Алла Саид, владелец дара, говорит, что дома здесь укрыты от чужого взора так же, как женщины покрываются хиджабом. Все прекрасное можно увидеть только войдя в дом.

Бакинский район Ичеришехер хранит память о Ширваншахах.

A man hawks dates and other dried fruits in one of the thousands of stalls in the souks of the ancient walled city in Fez.

Продавец фиников и других сухофруктов в одном из тысяч ларьков на базаре древней медины в Фесе / Источник: Боб Дрогин/ Los Angeles Times

«Это закрытая архитектура. Все окна находятся внутри. Все украшение внутри», – рассказывает 57-летний архитектор.

В медине расположены около 150 мечетей, здесь есть общая печь, в которой пекут хлеб, общественная баня и фонтан. За ними находятся базары и скрытые дома с их тяжелыми шипованными дверями.

«Это функция городского планирования», – говорит Саид. «Здесь все очень органично. Высокие стены по узким аллеям создают охлаждающие тени для летней жары, а перемежающиеся тростниковые или деревянные крыши создают естественный бриз. Полосы в виде змеек предохраняют от солнца и случайных песчаных бурь. Дома построены с учетом климата и исламских требований. В летнее время семьи живут на первом этаже, где полы выложены мрамором и глазурованной плиткой и, таким образом, ощущают прохладу. В зимнее время они переезжают в комнаты с кедровой подкладкой и ковровым покрытием, которые сохраняют тепло.

Мусульманский квартал в Камбодже развивает халяльный туризм.

A stick of incense burns from one of the sumptuously decorated stucco walls at Bou Inania Medersa, a residential religious school built in the 14th century in the old walled city in Fez.

Великолепно украшенные оштукатуренные стены в Бу Инания Мадерса, религиозной школе, построенной в 14 веке в Старом городе Феса / Источник: Боб Дрогин/ Los Angeles Times

Обильная орнаментация в домах и общественных местах по всему древнему городу отличается только повторяющимися геометрическими или цветочными узорами – все это сделано вручную.

«Фес имеет очень богатую культуру, потому что здесь собрано искусство со всего мусульманского мира, ведь этот город когда-то был одним центров этого мира. Местный стиль резьбы по дереву восходит к Египту. Плитки связаны с культурой Древнего Рима и Персии. Цветы в штукатурке – это цветы лотоса из Индии. Каллиграфия и арки — из Ирака», – отмечает Саид.

Для архитектора Саида его проект Дар Сеффарин еще продолжается. Он не собирается что-то менять, ведь это произведение искусства. Его цель – восстановить прежнее величие и красоту древней медины Феса.

Этнокультурный рынок Порт-Судана показывает культурное многообразие страны.

A stall specializes in selling colorful slippers called babouches in the ancient walled city in Fez.

Бабуши – марокканские кожаные туфли без задников / Источник: Боб Дрогин/ Los Angeles Times

Исламосфера

Комментарии