Уйгурские беженцы в Турции пытаются сохранить свою идентичность

Уйгуры, которые сегодня подвергаются репрессиям со стороны китайских властей, вынуждены бежать со своей родины. Часть уйгур переезжает в Турцию, пытаясь там сохранить свою идентичность. Об их жизни на новой родине рассказывает inkstonenews.com.


Сгорбившись над страницами, мальчик по имени Шукур Аблиз водит пальцем по словам – он пытается расшифровывать смысл читаемого коранического аята. Шукур, одетый в черную бейсболку, расшитую традиционными уйгурскими узорами, натыкается на слово булак, которое на уйгурском означает “фонтан”.

Шукуру восемь лет. Он изучает уйгурский язык и Коран в языковом центре Таннури в Стамбуле.

“Мы также изучаем уйгурские обычаи и традиции: уважение к старшим, исламские праздники и как правильно здороваться”, – говорит мальчик, который во второй половине дня посещает турецкую школу.

Германским школьникам требуется больше преподавателей ислама.

A girl reads the Koran in Uygur.

Девочка читает Коран на уйгурском / Источник: Элен Франшино / inkstonenews.com

Мать Шукура Асия Аблиз полна решимости передать сыну как можно больше уйгурских традиций.

“Я хочу вырастить двух моих сыновей уйгурами”, – заявляет Асия. – “Я хочу учить своих детей уйгурскому языку, потому что в Восточном Туркестане наш язык находится под запретом. Наша единственная надежда – диаспора”.

Уйгуры Синьцзяна в фотографиях.

Их семья, в которой помимо Шукура есть еще один сын, бежала в Турцию из Синьцзяна (китайское название Восточного Туркестана) пять лет назад. Чтобы получить паспорта, им пришлось подкупить местную полицию. Сейчас они живут в Зейтинбурну, консервативном рабочем районе в европейской части Стамбула, где многие уйгуры начали новую жизнь.

Картинки по запросу uyghur centers turkey

Восточный Турекстан (Синьцзян-Уйгурский автономный район) является западной провинцией КНР / Источник: uhrp.org

Первые уйгурские эмигранты в Турции появились несколько десятилетий назад. Отдельные уйгурские районы можно найти в Стамбуле и в Кайсери. Они помогают вновь прибывшим соплеменникам интегрироваться. Также интеграции способствует то, что уйгурский язык входит в тюркскую языковую семью.

В последнее время над уйгурами в Китае нависла угроза. Китайские власти оказывают очень жесткое давление на их язык и культуру.

“До недавнего времени мне и в голову не могло прийти, что уйгурский язык находится под угрозой, потому что в мире есть миллионы его носителей. Диаспора – это крошечный процент уйгурского народа”, – говорит Джеймс Макмюррей, доктор антропологии из Университета Сассекса в Англии.

Испытания уйгуров продолжаются.

Asya Abliz and her youngest son Shkur.

Асия Аблиз со своим младшим сыном Шукуром / Источник: Элен Франшино / inkstonenews.com

“Сейчас очень сложно предсказать, как будут развиваться события в Китае, потому что такого раньше не было. Однако есть опасения, что Китай может серьезно подорвать позиции уйгурского языка. Уйгурские общины теряют связь друг с другом, так что обычный процесс образования и передачи культуры не может осуществляться так, как раньше”.

За последние два года в Стамбуле открылось несколько уйгурских языковых центров, которые способствуют сохранению традиций.

Некоторые школы, такие как Таннури, даже издают собственные учебники уйгурского языка. Школа открылась в сентябре 2017 года. Раньше занятия в ней проходили по субботам и воскресеньям, и их посещали около 30 детей. Однако недавно, по просьбе родителей, занятий стало больше.

Похожее изображение

Уйгурская девочка, рисующая мелом на асфальте / Источник: snap361.net

“Родившиеся здесь молодые уйгуры, к сожалению, ничего не знают о нашей культуре и истории”, – сетует учитель Абдурешит Нияз.

“Уйгурская молодежь, которая приехала сюда четыре-пять лет назад, к сожалению, тоже многого не знает”.

Шукур ездит в Таннури пять раз в неделю. По словам его матери, Шукур забыл даже тот небольшой объем китайского языка, который знал, в отличие от его старшего брата, который получил исключительно китайское образование и был уже подростком, когда семья приехала в Стамбул.

“Мой старший сын думает по-китайски и смотрит китайские фильмы”, – говорит Асия. “Я не хочу запрещать никакой язык. К тому же старшему 19 лет, так что ему уже слишком поздно что-то запрещать”.

Китай вводит новые ограничения для мусульман Синьцзяна.

A paper cut-out of the Uyghur national flag on the wall at the Uygur Ilim Marifet Vakfi in Istanbul.

Национальный флаг Восточного Туркестана в уйгурском культурном центре в Стамбуле / Источник: Элен Франшино / inkstonenews.com

Абдулвели Аюп, лингвист, поэт и убежденный защитник уйгурского языка, не скрывает своего пессимизма.

Несколько лет назад он организовал сеть уйгурских языковых школ в Синьцзяне, но затем был арестован и заключен в тюрьму, в которой находился 15 месяцев. Выйдя из тюрьмы, он бежал в Турцию в 2015 году вместе с женой и двумя дочерьми.

Чтобы они имели языковую практику на родном языке, Аюп проводит “уйгурские выходные”, во время которых его дочери 5 и 11 лет должны разговаривать или читать стихи только на уйгурском.

Однако Аюп тоже признается, что, возможно, он участвует в бою, который уже проигран.

“В зарубежных странах невозможно сохранить свой язык живым”, – утверждает он. “Мои дочери не виноваты, что говорят со мной по-турецки. Я привез их сюда”.

Языковые центры принимают все большее число сирот, так как их родители по разным причинам уехали в Синьцзян и не смогли вернуться. По имеющимся сообщениям, китайские власти арестовывают уйгуров, возвращающихся домой из-за рубежа.

Мавзолей Аппака Ходжи – великолепный памятник уйгурского народа.

A textbook shows cartoons of Uygurs in traditional dress.

Учебник с картинками уйгуров в традиционных нарядах / Источник: Элен Франшино / inkstonenews.com

Почти половина учеников языкового центра Хира, расположенного недалеко от стамбульского аэропорта, живет в Турции без родителей. По словам директора Локмана Хираи, “они, обычно, самые тихие”.

Несмотря на то, что в школе создана исключительно уйгурская среда, в Турции “заметна тенденция к ассимиляции “, замечает Хираи.

Но мама Шукура Асия утверждает, что у эмиграции есть и положительная сторона: “до того, как уехать, мы с мужем поняли, что, если бы мы остались, наши дети стали бы похожи на китайцев … в них больше не было бы ничего уйгурского”.

“Мы находимся в Турции, но можем жить как уйгуры”, – говорит Шукур. “Однажды я хочу вернуться на родину. Возможно, мы сможем вернуться со всеми моими друзьями, находящимися в Турции, и жить дружно рядом с китайцами”.

Уйгурского “короля дутара” задержали в Китае.

Hanipe Abdurxit teaches Uygur at the Tangnuri language center in Istanbul.

Уйгурская учительница обучает уйгурских детей в языковом центре Таннури в Стамбуле / Источник: Элен Франшино / inkstonenews.com

Исламосфера

Комментарии